Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Контакты
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


 


Особенности обращения взыскания на долю или часть доли участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Доля в уставном капитале Общества является имуществом, на которое может быть обращено взыскание в последнюю очередь

12.03.2010ООО "Юридическая фирма"Лекс", www.lex-pravo.ru
Реклама:

"Аксином": Переводческие услуги для юридического сообщества» »»

В настоящее время общества с ограниченной ответственностью являются самой распространенной формой ведения бизнеса. Простота регистрации, обособленность имущества, несение ответственности Обществом по своим долгам и обязательствам самим Обществом, без привлечения к ответственности его участников (в общем случае) и многое другое – все это становится причиной популяризации юридических лиц с организационно-правовой формой ООО (далее – Общество).

В последнее время ввиду ухудшения общей финансовой ситуации все более распространены случаи судебного взыскания дебиторской задолженности, возникающей по тем или иным причинам у физических лиц.

Юридические лица, кроме учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом (п.1. ст.56 ГК РФ). Гражданин же отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Перечень такого имущества устанавливается гражданским процессуальным законодательством (ст.446 ГК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» взыскание на имущество должника по исполнительным документам обращается в первую очередь на его денежные средства в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 ФЗ «Об исполнительном производстве» при недостаточности у должника иного имущества для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований взыскание на долю должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, долю должника в складочном капитале полного товарищества, коммандитного товарищества, пай должника в производственном кооперативе обращается на основании судебного акта.

Таким образом, доля в уставном капитале Общества является имуществом, на которое может быть обращено взыскание в последнюю очередь. Такой же позиции придерживаются и Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в их Постановлении от 9 декабря 1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В основном законодательном акте, регулирующем деятельность ООО – Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО)- обращению взыскания на долю или часть доли участника ООО в уставном капитале общества посвящена специальная статья – статья 25 «Обращение взыскания на долю или часть доли участника Общества в уставном капитале Общества».

В соответствии с частью 1 указанной статьи обращение по требованию кредиторов взыскания на долю или часть доли участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества.

Но достаточно ли верная формулировка данной статьи с правовой позиции?

При вынесении решения об обращении взыскания на имущество должника в резолютивной части решения суд определяет обоснованность требования кредитора к должнику, указывает денежную сумму, взыскиваемую с ответчика (должника). Но при этом суд не конкретизирует, какое имущество подлежит реализации с целью погашения долга. При вынесении решения суд не может определить ни состав имущества, ни размер имущества, ни какие либо еще конкретизирующие признаки. Установить состав имущества и его недостаточность для покрытия долга возможно только в ходе исполнения решения суда.

Тогда о каком же решении говорится в статье 25 Закона об ООО? С каким заявлением надлежит кредитору обратиться в суд, чтобы суд такое решение вынес? Ведь ранее суд уже установил требование кредитора к должнику и размер такого требования.

В Постановлении № 90/14 от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснили: кредитор вправе обратиться в суд с заявлением об изменении способа исполнения решения и обращении взыскания на долю участника общества в уставном капитале общества. В этом случае суду необходимо оценить представленные заявителем доказательства об отсутствии у должника иного имущества (акт, составленный судебным приставом-исполнителем) и при подтверждении этого факта вынести определение об изменении способа исполнения решения и обращении взыскания на долю участника в уставном капитале.

Таким образом, для разрешения вопроса об обращении взыскания на долю не требуется предъявление нового иска, т.е. данный вопрос рассматривается в рамках уже разрешенного судом спора. В силу чего при обращении кредитора в суд с заявлением об изменении способа исполнения решения и об обращении взыскания на долю выносится судебное постановление в виде определения, а не решения.

Но здесь опять встает вопрос - о каком теперь акте, составленном судебным приставом-исполнителем, который кредитор должен представить суду при обращении с заявлением, говорят нам Пленумы ВС РФ и ВАС РФ? Как было сказано выше, Пленумы ВС РФ и ВАС РФ указали, что кредитор представляет суду акт судебного пристава-исполнителя, подтверждающий отсутствие у должника иного имущества. Именно это доказательство рассматривается и оценивается судом. Однако Пленумы ВС РФ и ВАС РФ не пояснили, что же это за акт. В ФЗ «Об исполнительном производстве» не предусмотрено составление такого акта. В результате чего суды, толкуя разъяснения Пленумов ВС РФ и ВАС РФ, пришли к выводу, что таким актом является акт судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания.

В соответствии с ч. 2 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель составляет акт о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю. Такими обстоятельствами являются, в том числе, и отсутствие имущества, на которое может быть обращено взыскание, и тот факт, что все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными.

Но насколько верна и эта правовая конструкция? Можно ли говорить об отсутствии у должника имущества, когда ему принадлежит доля в уставном капитале общества, которую судебный пристав-исполнитель просто не отыскал? Думается, нет. Ведь доля является имуществом, принадлежащим должнику, на которое можно и следует обращать взыскание по его обязательствам пусть и в последнюю очередь. Таким образом, положения одного Федерального закона противоречат другому – акт, предусмотренный ФЗ «Об исполнительном производстве», об отсутствии имущества у должника, по сути, совсем таки не доказывает, что имущества у должника нет; но в то же время, такой акт обязателен при обращении в суд с требованием обратить взыскание на долю, причем такой акт доказывает отсутствие имущества у должника.

Мало того, что такая схема не совсем верна с правовой точки зрения, более того, такая схема предъявления требования создает дополнительные трудности кредитору. Ведь после составления акта о невозможности взыскания судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства и возвращает исполнительный лист взыскателю (ч. 3 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве»). За то время, пока кредитор этот акт получит, пока обратится с заявлением в суд, и суд рассмотрит его заявление, должник может беспрепятственно произвести отчуждение доли, что чаще всего и происходит на практике.

В случае же если все таки кредитор успел подать заявление, а суд его рассмотрел и вынес определение об обращении взыскания на долю, при таком обращении взыскания на долю или часть доли участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества Общество вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли или части доли участника общества.

По решению общего собрания участников общества действительная стоимость доли или части доли участника общества, на имущество которого обращается взыскание, может быть выплачена кредиторам остальными участниками общества.

Такое решение участников общества о выплате действительной стоимости доли должно быть принято единогласно всеми участниками общества. Как это ни странно, но исходя из толкования нормы права, получается, что участник общества, на долю которого обращено взыскание, тоже участвует в голосовании. Ведь указаний на то, что голос такого участника не учитывается, нет. Получается, что недобросовестный должник, пользуясь недоработками Закона об ООО, может просто заблокировать принятие решения участников общества о выплате действительной стоимости доли, проголосовав против такого решения. При этом он выиграет время, т.е. затянет исполнительное производство. Представляется логичным запрет на участие в голосовании такого участника.

Затягивание исполнительного производства происходит путем применения п.3 ст. 25 Закона об ООО, которая предусматривает, что в случае если в течение трех месяцев с момента предъявления требования кредиторами общество или его участники не выплатят действительную стоимость всей доли или части доли участника общества, на которую обращается взыскание, обращение взыскания на долю или часть доли участника общества осуществляется путем ее продажи с публичных торгов (п.3 ст.25 Закона об ООО). То есть у общества есть законный срок – три месяца, который они могут использовать для принятия решения и выплате и о выплате действительной стоимости доли.

Как было указано выше, принятие решения участниками о выплате стоимости доли, требует полного единогласия. Т.е. даже если должник-участник обладает долей участия 1%, его однопроцентного голоса «против» будет достаточно для блокировки решения.

Но ведь достаточно распространена на практике ситуация, когда должнику принадлежит доля в уставном капитале, позволяющая ему вообще фактически единолично руководить деятельностью общества. Например, его доля составляет 75%. Очевидно, что решения общего собрания участников общества полностью зависят от волеизъявления такого должника. При этом не следует забывать, что речь идет уже о доле в уставно капитале Общества, т.е. о том имуществе, обращение взыскания на которое, производится в саму последнюю очередь. Т.е. у должника либо имущества нет, либо он просто не спешит рассчитаться с определенным судом долгом. Таким образом, предусмотренный трехмесячный срок, предшествующий продаже доли с публичных торгов, в данном случае оборачивается «узаконено-незаконной» отсрочкой для недобросовестного должника - способом для затягивания исполнения судебного постановления. Но законодатель не предусмотрел исключений в Законе об ООО для подобных ситуаций. Судебная практика тоже не предложила никакого выхода для их разрешения. Конечно же, понятно, что законодатель в статье 25 Закона об ООО попытался закрепить правила, направленные на поддержание стабильности состава участников обществ, его закрытость. Но для кредиторов такая позиция является дополнительным препятствием.

Ранее, до вступления Федерального закона №312-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты» (далее – Федеральный закон №312-ФЗ), статья 25 Закона об ООО не предусматривала исключений из вышеуказанных правил не то чтобы для участника-должника, который обладает контрольным размером доли участия, но и для Обществ, в которых такой участник вообще единственный. Но Федеральным законом №312-ФЗ в данную статью Закона об ООО были внесены уточнения, что вышеуказанное правило не распространяется на общества с единственным участником. Что же это означает данное уточнение на практике, пока не ясно. У Общества с единственным участником нет права добровольно выплатить действительную стоимость доли кредитору, на которую обращено взыскание? Или в этом случае такая выплата «добровольно-принудительная», и участник обязан выплатить действительную стоимость доли? А так как правоприменительным органом в данном случае является суд, то именно его толкованием и приходится руководствоваться. Вернее, придется руководствоваться, ведь ввиду того, что норма является совсем молодой, судам пока не приходилось применять её на практике, а потому сказать, что имел ввиду законодатель, представляется весьма затруднительным.

При принятии же все-таки решения общим собранием участников о выплате действительной стоимости доли, действительная стоимость доли участника соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли (ст.14 Закона об ООО). Действительная стоимость доли или части доли определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате предъявления требования обществу об обращении взыскания на долю или часть доли участника общества по его долгам (п.2. ст.25 Закона об ООО). Но ведь кредитор не обладает правом знакомиться с документацией общества, тем более с его бухгалтерской отчетностью. В свою очередь, общество не обязано предоставлять кредитору какие-либо документы, обосновывающие расчет стоимости доли. Таким образом, складывается ситуация, когда кредитор остается в полном неведении относительно верности расчета действительной стоимости доли и не знает, действительную ли стоимость ему выплатили. Тем самым законодатель опять дает возможность Обществу и его участникам злоупотребления такой позицией законодателя и возможность занижения стоимости доли.

Учитывая все вышеизложенное, можно сделать вывод, что законодательство, регулирующее правила обращения взыскания на долю, до сих пор остается со значительными пробелами. Правовые конструкции позволяют недобросовестным должникам избегать выплаты своего долга либо значительно его затягивать. Интересы кредиторов при этом остаются незащищенными. И хотя споры по поводу обращения взыскания на долю или часть доли участника Общества в судебной не редкость, тем не менее, законодательство, призванное обеспечить разрешение таких споров, остается неизменным с начала двух тысячных годов. Даже при разработке положений Федерального закона №312-ФЗ, который внес значительные корректировки в регулирование деятельности ООО, в правила, касающиеся обращения взыскания на долю, никаких изменений внесено не было. И хотя российскими юристами неоднозначно обсуждались проблемы пробелов в законодательстве, регулирующем обращение взыскания на долю, законодатель пока никаких мер не предпринимает, так что остается надеяться и ожидать дополнительную порцию поправок, призванную обеспечить разрещение таких споров.

 

Источник: Юридическая фирма "Лекс"


Прочитавших: 13158 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Пресс-релизы

Суды и сделки

Анонсы

События





Translex - Юридически грамотный перевод

Аксином. Переводческие услуги для юридического сообщества




Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты