Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Контакты Телеграм-канал
Lawfirm.ru - на главную страницу

  Комментарии


О затянувшемся исполнении Постановления Конституционного Суда РФ или о применении новых норм ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»

 




12.02.2024Султанов А.Р., руководитель представительства «Пепеляев Групп» в Республике Татарстан

В данной статье,  мы рассмотрим некоторые проблемы в исполнении Постановлений Конституционного Суда РФ и прокомментируем Определение Конституционного Суда РФ от 14.12.2023 N 3298-О-Р "О разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 03.07.2019 N 26-П "По делу о проверке конституционности статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой администрации городского округа Верхняя Пышма»

 Sublata veneration magistratuum, res publica ruit.

К сожалению, случаи долгого неисполнения постановлений Конституционного Суда РФ все еще не редки. Мы сами не единожды сталкивались с проблемой реализации победы, одержанной в Конституционном Суде РФ, в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Так после вынесения постановления Конституционного Суда РФ № 11-П от 24.06.2009 «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобами ОАО «Газэнергосеть« и ОАО «Нижнекамскнефтехим», в котором было установлено, что недопустимо взыскание в федеральный бюджет дохода,  полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства, без установления вины и без ограничения сроками давности, мы добивались пересмотра судебных актов и поворота исполнения судебных актов еще три года[1]. Три года нам понадобилось, чтобы добиться пересмотра судебных актов.

Однако,  в законе о конкуренции так и не появилось упоминания о презумпции невиновности и сам термин вина упоминается только один раз - когда речь идет о виновности должностного лица антимонопольного органа за разглашение конфиденциальной информации[2]. То есть, фактически постановление Конституционного Суда РФ полностью не исполнено.

Иногда столкнувшись с проблемой пересмотра судебных актов после победы в Конституционном Суде РФ, заявители ищут способы преодоления отказов в пересмотре путем обращения в Конституционный Суд РФ за разъяснением постановления. Однако, Конституционный Суд РФ крайне редко принимает такие заявления к рассмотрению. Хотя в нашей практике был случай, когда мы помогли ОАО «Хакасэнерго» подготовить заявление в Конституционный Суд РФ о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан" , после отказа пересмотреть постановление Президиума Верховного Суда[3]. Вынесенное тогда Определение Конституционного Суда РФ от 11.11.2008 N 556-О-Р "О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" было предметом для гордости, поскольку оно сильно облегчило исполнение постановлений Конституционного Суда РФ для лиц выигравших дело в Конституционном Суде РФ: 

 «Отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре. Иное - вопреки требованиям и предназначению статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации, а также статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" - приводило бы к невозможности исполнения решения Конституционного Суда Российской Федерации и потому лишало бы смысла обращение заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации, делая иллюзорным предоставленный гражданам и их объединениям способ защиты своих прав с помощью конституционного правосудия.

Положение части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определяющее последствия решений Конституционного Суда Российской Федерации, распространяется на любые административные процедуры, а также на все виды судопроизводства, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. Указанное законоположение в соответствии со статьями 15 (часть 1) и 76 (часть 3) Конституции Российской Федерации обладает приоритетом перед имеющим статус федерального закона Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Ссылка в решении Конституционного Суда Российской Федерации на часть вторую статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" означает, что содержащееся в ней предписание о пересмотре дел заявителей подлежит исполнению, в том числе - при отсутствии в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации специально предусмотренных адекватных процедур - на основе процессуальной аналогии»[4].

Надо отметить, что иногда пересмотр ранее вынесенного судебного акта, в котором была применена норма, признанная неконституционной или которой дано конституционно-правовое толкование, не решает проблему с восстановлением нарушенных прав.

В частности, Постановление Конституционного Суда РФ от 03.07.2019 N 26-П "По делу о проверке конституционности статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой администрации городского округа Верхняя Пышма", которое было разъяснено в декабре 2023 года было именно таким.

Напомним, что данным постановлением Конституционный Суд РФ признал взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 ГК Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 8 (часть 2), 12, 19 (часть 1), 53и 55 (часть 3), в той мере, в какой они - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - предполагают возложение исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину за счет местного бюджета ущерб, причиненный этому гражданину в связи со сносом по решению суда построек, возведенных на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта.

Конституционный Суд РФ  также указал, что вопрос о распределении между уровнями (органами) публичной власти обязанностей по возмещению гражданам - при условии должной добросовестности, разумности и осмотрительности с их стороны - ущерба в случае сноса построек, возведенных в нарушение установленных требований на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР для ведения садоводства и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта, надлежит урегулировать федеральному законодателю исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в данном Постановлении.

В мнении судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г.А. Гаджиева по данному делу была отражена проблема возможности исполнения постановления при помощи процедуры судебных актов: «возникла сложная правоприменительная ситуация, причиной которой является трансмиссия, под которой я понимаю случай, когда применение норм, заявленных для конституционного контроля (примененных в деле заявителя), производно от правоприменительных норм земельного и гражданского законодательства, примененных в деле по иску структур "Газпром" к гражданину Рязанову (в первом деле). Соответственно, пересмотр решения суда по второму делу находится в зависимости от решения по первому делу. Ошибочное правоприменение как в первом, так и во втором деле спровоцировано противоречивым и неопределенным гражданским и земельным законодательством, которое в настоящее время избавлено от имеющихся недостатков, правда, не полностью. Поэтому проблема, о которой пишет заявитель в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации, вовсе не в правопреемстве гражданско-правовой деликтной ответственности между местными органами государственной власти в РСФСР и органами местного самоуправления, а в необходимости применения новых правовых конструкций, предусматривающих справедливое распределение рисков собственников земельных участков и строений, находящихся в "старых" зонах с особыми условиями использования территорий, либо в придании уже имеющимся нормам земельного законодательства обратной силы, либо в создании сходных с ними правовых норм».

Конституционный Суд РФ в п. 4 своего постановления предусмотрел следующий способ восстановления нарушенных прав:

«Восстановление прав городского округа Верхняя Пышма, связанных с выплатой гражданину С.Г. Рязанову ущерба согласно решению Кировского районного суда города Екатеринбурга от 29 августа 2017 года, если такая выплата будет произведена, возможно после внесения законодателем в действующее правовое регулирование необходимых изменений, вытекающих из настоящего Постановления, посредством предоставления компенсации за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы согласно установленному законодателем в соответствии с настоящим Постановлением распределению бремени имущественной ответственности между публично-правовыми образованиями».

Напомним, что постановление было вынесено в 2019 году до внесения изменений в ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ

Законодатель во исполнение данного Постановления Федеральным законом от 27 декабря 2019 года N 521-ФЗ "О внесении изменений в статьи 77 и 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" абзац первый части 10 статьи 85 названного Федерального закона дополнил следующими положениями:

органы местного самоуправления вновь образованных муниципальных образований являются правопреемниками по имущественным обязательствам, возникшим вследствие действий (бездействия) местных Советов народных депутатов (районных, городских, районных в городах, поселковых, сельских), их исполнительных комитетов и должностных лиц, в случае, если совершение таких или аналогичных действий относится в соответствии с законодательными актами Российской Федерации к решению вопросов местного значения, осуществлению полномочий органов местного самоуправления муниципальных образований, образованных на территории, на которой ранее действовали местные Советы народных депутатов (районные, городские, районные в городах, поселковые, сельские), их исполнительные комитеты и должностные лица;

в случае, если имущественные обязательства, в том числе о возмещении ущерба, возникли вследствие действий (бездействия) как местных Советов народных депутатов (районных, городских, районных в городах, поселковых, сельских), их исполнительных комитетов и должностных лиц, так и иных органов государственной власти и управления РСФСР и их должностных лиц и если на момент предъявления требований по обязательствам совершение таких или аналогичных действий осуществляется органами местного самоуправления и органами государственной власти в соответствии с установленным законодательными актами Российской Федерации разграничением полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, требования по указанным обязательствам удовлетворяются органами местного самоуправления и соответствующими органами государственной власти в равных долях, если иное распределение бремени имущественной ответственности между ними не установлено федеральными законами.

Однако, указанным нормам, не придавалась обратная сила, равно как законодатель вообще рассматривал проблему восстановления нарушенных прав заявителя.

В дальнейшем с целью восстановления нарушенных прав городской округ Верхняя Пышма в лице администрации этого муниципального образования, ссылаясь на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П, обратился в Арбитражный суд города Москвы с требованием к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении из бюджета Российской Федерации ущерба в размере 3 143 206,51 руб. (половина суммы, взысканной на основании судебных постановлений по искам С.Г. Рязанова и гражданина Ф.).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 3 июня 2021 года по делу N А40-9037/21-33-64 заявителю было отказано в удовлетворении данного требования.

Отказ был мотивирован следующим образом:

Решениями Верхнепышменского городского суда Свердловской области от 16.10.2018 по делу N 2-1114/2018 по иску Федюкина А.И.? от 16.10.2018 по делу N 2-1138/2018 по иску Рязанова С.Г., а также решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29.08.2017 N 2-4711/2017 по иску Рязанова С.Г. (далее - судебные решения) денежные средства в счет возмещения убытков, а также расходы по оплате государственной пошлины и представительские расходы взысканы с Администрации за счет казны городского округа Верхняя Пышма.

Таким образом, судебными решениями Администрация определена в качестве надлежащего ответчика по требованиям о возмещении убытков. Российская Федерация в лице Министерства финансов Российской Федерации к участию в указанных судебных делах не привлекалась.

Относительно ссылки на разъяснения, содержащиеся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.07.2019 N 26-П "По делу о проверке конституционности статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой администрации городского округа Верхняя Пышма" необходимо отметить следующее.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26.06.2020 N 30-П "По делу о проверке конституционности частей третьей и пятой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", части первой статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 4 части 1 статьи 43 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в связи с жалобой граждан В.В. Однодворцева, Е.В. Однодворцева, М.Е. Однодворцева, Н.В. Однодворцевой и Т.П. Однодворцевой" разъяснено, что согласно предписаниям части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Таким образом, принятие Конституционным Судом Российской Федерации постановления, которым нормативные акты или их отдельные положения признаны неконституционными, является основанием прежде всего для пересмотра в установленных законом случаях судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство, и как следствие - для прекращения исполнительного производства по исполнению решения суда, применившего эти акты в конкретных делах лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства. Соответственно, свойство исполнимости самого судебного решения до его пересмотра не затрагивается.

Изложенное Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26.06.2020 N 30-П, в частности то, что принятие постановления, которым нормативные акты или их отдельные положения признаны неконституционными, является основанием прежде всего для пересмотра в установленных законом случаях судебного решения, основанного на актах, признанных неконституционными.

Необоснованность заявленных требований также подтверждается указанием Конституционного Суда Российской Федерации о возможности пересмотра неисполненных полностью или частично судебных решений. В свою очередь судебные решения исполнены Администрацией в установленном порядке и не подлежат пересмотру.

Таким образом, Арбитражный суд города Москвы счел, что барьером для исполнения постановления Конституционного Суда РФ являются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженные в Постановлении от 26 июня 2020 года N 30-П, и, указал, что поскольку судебные постановления по делам заявителя исполнены они не подлежат пересмотру.

Отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы администрации городского округа Верхняя Пышма, Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 7 сентября 2021 года отметил, что новое правовое регулирование было введено после вынесения и исполнения судебных постановлений по делу заявителя; при этом нормам, введенным в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", не придана обратная сила. Арбитражный суд Московского округа оставил акты судов первой и апелляционной инстанций без изменения (постановление от 10 декабря 2021 года).

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2022 года заявителю отказано в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации:

«…суды, исследовав и оценив представленные доказательства и материалы дела, принимая во внимание позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 03.07.2019 N 26-П, порядок исполнения данного Постановления, определенный Конституционным Судом Российской Федерации, учитывая положения абзаца 1 части 10 статьи 85 Федерального Закона от 27.12.2019 N 521-ФЗ "О внесении изменений в статьи 77 и 85 Федерального Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", принятого во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 03.07.2019 N 26-П, сделали вывод о том, что Министерство финансов Российской Федерации не является надлежащим ответчиком по делу».

 Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации письмом от 8 августа 2022 года согласился с данным определением.

Администрация городского округа Верхняя Пышма, столкнувшись с невозможностью использования постановления Конституционного Суда РФ для восстановления нарушенных прав, обратилась с заявлением о разъяснении Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П.

В заявлении были поставлены следующие вопросы для разъяснения:

как должен реализовываться механизм (способ) исполнения пункта 4 резолютивной части указанного Постановления о применении в отношении заявителя компенсаторных механизмов за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы после внесения в действующее правовое регулирование необходимых изменений;

возможен ли пересмотр судебных постановлений, принятых до внесения законодателем в действующее правовое регулирование изменений, необходимых в соответствии с данным Постановлением;

какой государственный орган должен произвести компенсацию заявителю и за счет средств какого бюджета бюджетной системы;

могут ли нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обладать приоритетом по отношению к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации"?

Надо отметить, что ряд вопросов могли быть основанием для нового обращения в Конституционный Суд РФ, поскольку выходили за рамки ранее рассмотренного дела, хотя и были связаны с его исполнением.

Соответственно, в Определении Конституционного Суда РФ от 14.12.2023 N 3298-О-Р "О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П по делу о проверке конституционности статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" было указано, что единственным вопросом из поставленных администрацией городского округа Верхняя Пышма вопросов, который может рассматриваться в качестве отвечающего требованиям к ходатайствам о разъяснении постановлений Конституционного Суда Российской Федерации является вопрос о механизме (способе) исполнения пункта 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П.

Надо отметить, что если бы основанием для первоначального обращения были бы судебные акты, вынесенные по иску С.Г. Рязанова, то вопрос о пересмотре этих актов мог бы быть поставлен. Однако, при обращении в 2018 году в Конституционный Суд Российской Федерации администрация городского округа Верхняя Пышма заявляла о нарушении ее конституционных прав только в связи с возмещением убытков на основании судебного постановления, принятого по иску С.Г. Рязанова.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П, ставшим предметом разъяснения, было указано, что восстановление прав городского округа Верхняя Пышма, связанных с выплатой С.Г. Рязанову ущерба согласно решению Кировского районного суда города Екатеринбурга от 29 августа 2017 года, если такая выплата будет произведена, возможно после внесения законодателем в действующее правовое регулирование необходимых изменений, вытекающих из данного Постановления, посредством предоставления компенсации за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы согласно установленному законодателем в соответствии с данным Постановлением распределению бремени имущественной ответственности между публично-правовыми образованиями, т.е. имела место отсрочка исполнения названного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации в отношении заявителя до установления правового регулирования в соответствии с правовыми позициями, содержащимися в этом итоговом решении.

Конституционный суд объяснил, почему в пункте 4 резолютивной части Постановления от 3 июля 2019 года N 26-П Конституционный Суд Российской Федерации не счел необходимым, руководствуясь пунктом 10.1 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", указать на пересмотр состоявшихся в период с 2017 по 2018 год судебных постановлений по делу о выплате заявителем компенсации С.Г. Рязанову:

«…Конституционный Суд Российской Федерации исходил из того, что защита прав и законных интересов муниципальных образований не может происходить за счет ограничения прав граждан, если их право на возмещение ущерба в связи со сносом построек подтверждено решением суда, а потому установил, что впредь до введения законодательного регулирования, предусмотренного этим Постановлением, суды при рассмотрении требований о возмещении ущерба, причиненного сносом построек, возведенных в границах охранных зон по причине ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти на местах до разделения публичной власти на муниципальную и государственную, должны, помимо прочего, учитывать влияние на соответствующие негативные последствия применительно к конкретным правоотношениям отмеченных в упомянутом Постановлении недостатков нормативного правового регулирования, действующего на момент возведения постройки и ее последующей эксплуатации, избегая возложения исключительно на муниципальное образование обязанности возместить гражданину ущерб за счет местного бюджета, а также при необходимости привлекать соответствующие государственные органы в качестве соответчиков (при невозможности рассмотрения дела в их отсутствие), если в исковом заявлении гражданина в качестве ответчика будет указано только муниципальное образование».

Надо отметить, что уже после вынесения Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 3 июля 2019 года N 26-П 9 ноября 2020 года были внесены изменения в ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации".

Изменениями предусмотрено, разрешение ситуации когда, пересмотр дела до внесения изменений в правовое регулирование в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, невозможен, теперь Конституционный Суд Российской Федерации имеет право указать в постановлении, что пересмотр осуществляется после внесения таких изменений.

Надо отметить, что ранее всегда в процессуальной науке исходили из того, что изменение законодательства не может быть основанием для пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Однако, мы знаем одно исключение в процедуре пересмотра, также появившееся в ГПК РФ, в связи с проблемой построек, возведенных в нарушение установленных требований на земельном участке, предоставленном местными органами государственной власти РСФСР и расположенном в охранной зоне опасного производственного объекта.

Так Федеральным законом от 03.08.2018 N 340-ФЗ были внесены изменения в ГПК РФ и появилось новое основание для пересмотра дела:

 «установление или изменение федеральным законом оснований для признания здания, сооружения или другого строения самовольной постройкой, послуживших основанием для принятия судебного акта о сносе самовольной постройки» (п. 6 ч. 4 ст. 392 "Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации"). Надо заметить, что в настоящее время это положение является уже «недействующим», хотя и содержащимся в  ГПК РФ. Изменение в законодательстве было в 2018 году и трехмесячный срок для заявления о пересмотре по новым и вновь открывшимся обстоятельствам уже давно истек, а норма в ГПК РФ осталась. Это свидетельствует о том, что способ, использованный для решения конкретной правовой задачи в виде установления в  процессуальном кодексе нового основания для пересмотра  судебных актов судебных актов был не самым удачным решением и проблемы с его применением также доходили до Конституционного Суда РФ[5]

          Надо отметить, что у ЕСПЧ была компетенция по принятию решения о компенсации материального вреда, причиненного нарушением Конвенции. Соответственно, ЕСПЧ понимая, что возобновление производства может создать проблемы с правовой определенностью для других лиц, принимал решения о компенсации всего причиненного материального вреда (см. например Постановление ЕСПЧ по делу «Эрмишев против Молдовы» от 08.08.2006)[6].

Законодатель при внесении изменения в ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации" использовал идею компенсации указав:

«…если пересмотр дела исходя из особенностей соответствующих правоотношений не может привести к восстановлению прав заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации вправе указать в постановлении, предусмотренном пунктом 1.1 или 2 части первой статьи 87 данного Федерального конституционного закона, на необходимость применения к таким заявителю или лицу компенсаторных механизмов; в этом случае форма и размер компенсации определяются судом, рассмотревшим в первой инстанции конкретное дело, в котором применен оспоренный в Конституционном Суде Российской Федерации нормативный акт».

Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении запроса о разъяснении отметил, что  использование именно этого механизма является наиболее согласующимся с целями исполнения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П в части компенсации заявителю доли расходов на возмещение ущерба, причиненного гражданину в связи со сносом построек, на основании постановлений, принятых по конкретному делу судом, применившим нормы, с требованием о проверке конституционности которых заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.

Исходя из этих постулатов Конституционный Суд РФ разъяснил,  поскольку положения статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" подлежат применению с момента вступления в силу (с 9 ноября 2020 года) при рассмотрении судами предъявленных лицами новых исковых требований, вытекающих из дел, по которым данные лица выступали заявителями в Конституционном Суде Российской Федерации, если имелось указание о возможности восстановления их прав непосредственно в Постановлении.

Конституционный Суд РФ дал толкование положение пункта 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2019 года N 26-П, как  предоставляющей администрации городского округа Верхняя Пышма права обратиться с соответствующим заявлением в Кировский районный суд города Екатеринбурга, рассмотревший в первой инстанции дело с его участием и применивший в конкретном деле взаимосвязанные положения статей 15, 16 и 1069 ГК Российской Федерации и части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 8 (часть 2), 12, 19 (часть 1), 53 и 55 (часть 3), в этом Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации.

Во избежание отказа в рассмотрении данного заявления, было дополнительно разъяснено, что указанному праву администрации городского округа Верхняя Пышма корреспондирует правомочие соответствующего суда по рассмотрению данного заявления, в ходе которого ему - исходя из общеобязательного характера названного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, признавшего за заявителем право на задействование им компенсаторных механизмов, и с учетом нового правового регулирования - надлежит определить форму и размер соответствующей компенсации, как это установлено в части четвертой статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Более того, Конституционным Судом РФ было дано указание для суда: «При разрешении судом поданного заявления следует руководствоваться нормой о распределении имущественного бремени между уровнями публичной власти, введенной Федеральным законом от 27 декабря 2019 года N 521-ФЗ, а также позицией Конституционного Суда Российской Федерации о том, что ответственность за непринятие мер по обеспечению публичной доступности в земельных правоотношениях сведений об ограничениях на возведение построек на конкретных земельных участках, повлекшее негативные последствия для граждан, не может быть снята с государственных органов (Постановление от 3 июля 2019 года N 26-П), безотносительно к тому, что органы государственной власти не привлекались в качестве соответчика в деле заявителя[7], и это обстоятельство послужило основанием для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, а также что новое правовое регулирование было установлено после вынесения и исполнения судебных постановлений по конкретному делу заявителя и ему не придана обратная сила».

В резолютивной части Конституционного Суда РФ было указано:

«Пункт 4 резолютивной части Постановления от 3 июля 2019 года N 26-П в системе действующего правового регулирования Российской Федерации предполагает, что права администрации городского округа Верхняя Пышма могут быть восстановлены путем ее обращения в Кировский районный суд города Екатеринбурга, рассмотревший в первой инстанции дело с ее участием, посредством предоставления компенсации за счет соответствующих бюджетов бюджетной системы в соответствии с абзацем первым части 10 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 27 декабря 2019 года N 521-ФЗ "О внесении изменений в статьи 77 и 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

В резолютивной части определения также было закреплено, что оно становится неотъемлемой частью разъясняемого Постановления и подлежит применению в нормативном единстве с ним. Эта часть определения также важна поскольку она предупреждает возможный спор об обязательности определения Конституционного Суда РФ. Несмотря на то, что мы полагаем возникновение такого спора недопустимым, но на практике мы сталкивались и не с такими спорами. Тем более, что спор с судом – это чаще всего превращается в жалобу на решение суда.

Таким образом мы видим желание Конституционного Суда РФ помочь победившим заявителям помочь в восстановлении их нарушенного права.

 Мы всегда полагали, что обращение в Конституционный Суд РФ является способом защиты нарушенных конституционных прав.

Очевидно, что в случае установления неконституционности нормы либо выявления Конституционным Судом РФ конституционно-правового смысла нормы нельзя лишать лицо, инициировавшее производство в Конституционном Суде РФ, награды, обещанной законодателем в ст. 100 ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", за правовую активность в виде возможности пересмотра дела. Поскольку именно благодаря этим лицам стало возможным исключение из правового поля России неконституционных норм и/или применения норм в противоречии с конституционно-правовым смыслом.

Сама ситуация существования толкований актов Конституционного Суда РФ, допускающих невосстановление нарушенных конституционных прав, в то время, как Конституционный Суд РФ полагает, что сделал для этого все,   подрывает доверие к суду и веру в справедливость[8]. Эффективность правосудия следует определять исходя из его целей, задач суда и по отношению к конкретным субъектам – адресатам целей правосудия[9]. Утрата же уважения к судьям разрушает государство[10]

Соответственно, при разрешении вопроса о восстановлении нарушенных прав, применением неконституционной нормы или  ее неконституционным толкованием полагаем недопустимой ссылку   государственных органов ссылку на принцип правовой определенности.

 Полагаем, что в данной ситуации нельзя говорить том, что государственный орган приобрел какое-либо право в суде  (res judicata). Нельзя обрести право на нарушение прав и свобод человека. Все государственные органы в своей деятельности  связаны целевыми установками Конституции РФ -  «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст.2 Конституции РФ). Согласно ст.18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием[11].

При этом, государственная администрация - это элемент правового государства, и ее интересы идентичны целям надлежащего отправления правосудия, поэтому мы приветствуем разъяснение Конституционного Суда РФ, который не всегда может помочь в исполнении его постановления своим разъяснением.

И пожелаем всем тем, кто победил в Конституционном Суд РФ удачи и упорства в реализации решения Конституционного Суда РФ – благодаря именно Вашему упорству правовые позиции Конституционного Суда РФ из деклараций превращаются в обыкновения судебной практики, тем самым помогая улучшить правовой ландшафт.  И ваши победы в этом повышают уважение и доверие к судам, соответственно и к государству.

 

А.Р. Султанов, кандидат юридических наук, Заслуженный юрист Республики Татарстан, Руководитель Представительства Пепеляев групп в Республике Татарстан a.sultanov@pgplaw.ru

A.Sultanov, PhD in Law, Honored Lawyer of the Republic of Tatarstan

Head of Representative Office Руреliaev group in Tatarstan

 

 

 

 


[1] Султанов А.Р. Борьба со злоупотреблением правом, или Поиск справедливости в антимонопольном законодательстве через призму должной правовой процедуры. М. 2023. 510 с.

[2] Султанов, А. Р. Арбитражные суды и презумпция невиновности в антимонопольных разбирательствах / А. Р. Султанов // Вестник гражданского процесса. – 2023. – Т. 13, № 4. – С. 49-67. – DOI 10.24031/2226-0781-2023-13-4-49-67. – EDN ZKRKJL.

[3] Султанов А. Р. Настойчивость в защите прав// Пролог. 2014. №4. С. 81-86

[4] Султанов, А. Р. Проблемы исполнения решений Конституционного Суда РФ / А. Р. Султанов // Журнал российского права. – 2009. – № 9(153). – С. 65-77. – EDN KZVKTJ.

[5] Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.2021 N 48-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 6 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 32 Федерального закона "О газоснабжении в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина Ю.В. Тихонова"

[6] Султанов А.Р. К 15-летнему юбилею действия для России Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколов к ней// Вестник гражданского процесса. №4. 2013. С. 294.

[7] Это вызвано предупредить ошибку, выраженную в судебных актах арбитражных судов, которые ссылались на то, что органы государственной власти не привлекались в качестве соответчика в деле заявителя…

[8] Султанов, А. Р. Очерк о применении норм Конституции РФ и исполнении решений Конституционного Суда РФ в арбитражных судах и судах общей юрисдикции // Вестник гражданского процесса. – 2012. – № 2. – С. 283‒313.

[9] Викут М.А. Обеспечение судами прав лиц, участвующих в гражданском деле, как одно из условий эффективности правосудия.  Доступ в сети Интернет: http://www.legist.ru/conf/_Vikut.htm

[10] Sublata veneration magistratuum, res publica ruit.

[11] Султанов А.Р. Проблемы исполнения решений Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. № 9. 2009. С. 65-77.

 

Прочитавших: 246 Версия для печати

Топ-5 самых читаемых Новостей за последние 30 дней:

 

Новости

 

 






Каталог юр. фирм Новости Комментарии Семинары Вакансии Резюме Форум Контакты Политика конфиденциальности