Lawfirm.ru: Пресс-релизы

Формация профессионалов 2014. Интервью Дмитрия Прокофьева, партнера "Norton Caine" в декабрьском номере журнала "Корпоративный юрист"

Дмитрий Прокофьев: Новые руководители юридических департаментов по-другому приобретают юридические услуги: они требовательны, расчетливы и бережливы, лишнего не заплатят…

Автор: ,
Организация: Norton Caine
www.nortoncaine.com
Дата публикации: 23.12.2014

Формация профессионалов

Трендом перехода профессионалов из консалтинговых фирм на ведущие юридические позиции в корпорациях уже никого не удивить. Но если раньше переход в корпоративные юристы считался, чем-то вроде пенсии, то теперь молодые яркие и успешные партнеры, перешедшие в инхаус, создают новую формацию профессионалов, которая и будет доминировать на рынке.  О тех, кто преуспеет в непростые времена, рассказал эксперт по юридическому кадровому рынку России Дмитрий Прокофьев

– Переходы юристов из консалтинговых фирм на ведущие юридические позиции в корпорациях происходили и раньше, что нового в этом явлении?

– Действительно, юристы и ранее регулярно демонстрировали соответствующую активность, но об этом говорили в несколько ином ключе. Переход в корпоративные юристы считался логичным завершением активной карьеры. Не то чтобы ее венцом, а скорее, пенсией. То есть уставшие от консалтинга юристы выбирали стабильность и спокойствие.

С другой стороны, еще совсем недавно работать в юридической фирме было модно, и для этого имелись веские основания, а именно возможность зарабатывать максимальные на рынке деньги и стремительное развитие карьеры. Напомню, на фоне растущего рынка зарплаты юристов постоянно росли. Способные люди очень быстро становились старшими юристами, для многих был открыт путь к партнерству. Юридические подразделения компаний, таких возможностей не предоставляли – зачастую соответствующий переход был фиксацией статуса и уровня оплаты на годы.

Сейчас все кардинально поменялось. Юридические фирмы притормозили процессы развития, былого роста уже нет. Текущая картина рынка представляет собой вялотекущую стагнацию. Возможностей для развития карьеры в консалтинге у успешных юристов практически нет. В такой ситуации с точки зрения профессиональных перспектив и финансовых условий компании стали более привлекательными. Разумеется, в первую очередь это касается руководящих должностей, таких как старший юрист или руководитель отдела.

В то же время, желающих перейти из консалтинга в корпоративные юристы много, а свободных мест мало. Не так давно мы реализовали проект по поиску заместителя директора юридического департамента в крупную нефтяную компанию. Отбор происходил исключительно из старших юристов международных фирм, и конкурс составил порядка 80 резюме.

– На что рассчитывают работодатели, принимая выходцев из юридических фирм?

Во времена бурного роста консалтинг аккумулировал огромное количество талантов, словно пылесосом затягивая в себя незаурядных специалистов. Так или иначе, большинство одаренных и ярких юристов в итоге осело в консалтинге. Теперь они выходят на рынок и начинают конкурировать за вакансии с другими кандидатами. Бытует мнение, что раньше было модно работать в международной фирме, а теперь – занимать руководящую позицию в крупной структуре, желательно с государственным участием, в названии которой присутствует корень «Рос», «газ» или «нефть».

Работодатели в свою очередь рассчитывают заполучить человека, который может эффективно решать их бизнес-задачи, обладающего необходимыми компетенциями и квалификацией. Проще говоря, они ищут высокомотивированных профессионалов, лучших на рынке для соответствующей позиции. И ситуация сейчас благоприятствует этому – в юридических фирмах много желающих перейти в юридические подразделения компаний.

Кроме того юристы, пришедшие из консалтинга в позитивном смысле насаждают свой, годами наработанный опыт. Известно, что консалтинг воспитывает клиентоориентированность и привычку давать бизнесу советы применимые на практике Несмотря на то, что в корпорациях большое значение придается следованию внутренним процедурам, юристы из консалтинга приносят с собой некий драйв в плане эффективного взаимодействия с другими подразделениями. Они воспринимают внутреннего клиента как заказчика. Таким образом, происходит изменение менталитета сотрудников юридического подразделения, оно становится более гибким, более ориентированным на тесное сотрудничество с другими подразделениями. Но при этом, конечно, очень важно вписаться в бюрократическую схему и понять ее специфику.

– Можно ли назвать наличие успешной карьеры в юридической фирме главным преимуществом кандидата на высокую должность в корпорации?

– Опыт, полученный в ведущей юридической фирме, играет на руку таким кандидатам. Последние примеры назначений в крупных корпорациях это подтверждают. Однако говорить о преимуществе перед другими корпоративными юристами было бы некорректно, здесь не так все просто.

С моей точки зрения, возникает новая формация профессионалов, которая будет доминировать на рынке. Это как раз руководители правовых подразделений корпораций, за плечами которых опыт работы в ведущих юридических фирмах, обладающие более широким профессиональным кругозором. Такими навыками, как правило, не обладает специалист, «выросший» исключительно в юридическом отделе. Вероятно, за ними будущее.

– Можно ли говорить об обратном тренде, то есть что карьера в консалтинге становится менее привлекательной?

– На данном этапе развития рынка возможности для успешной карьеры в консалтинге довольно ограничены.

 Здесь стоит вспомнить историю развития юридического рынка. В середине девяностых  появились первые международные и российские фирмы, имевшие небольшие штаты юристов. В 2003 г. начался рост, который в 2006  г.  перешел в настоящий бум и продолжался вплоть до кризиса, разразившегося в 2008 г. После периода пика и бурного роста наступил период резкого спада, длившийся до 2010 г., когда произошли первые сокращения. Однако уже 2011 г. был полон надежд и оптимизма, все заговорили о том, что кризис остался в прошлом. Весь следующий год склонность к оптимизму сохранялась. Но уже  в 2013 г. процессы вновь затормозились, стали появляться пессимистические настроения, пошли разговоры о том, что грядет новый кризис.

В данный момент картина рынка выглядит довольно уныло: рост прекратился, оплаты растут совсем незначительно или не растут вовсе, муссируются слухи о новых сокращениях. В консалтинге произошла определенная «консервация», схожая  с положением предшествовавшему «бурному росту» 2006 г. – юридические фирмы превратились в достаточно закрытую систему, в которой мало что происходит. Новые люди почти не привлекаются, ушедшие не замещаются. За тем исключением, что юридических фирм и партнеров стало на порядок больше, чем ранее.

Юридический рынок – это отражение процессов, происходящих в экономике и политике. В условиях жесткой конкуренции фирмам придется предлагать эффективным партнерам максимально выгодные для них условия.

Стоит заметить, что сейчас в консалтинге остались действительно профи, советы которых представляют собой реальную ценность для клиентов. И если раньше в юридических фирмах требования к набору бесконечно снижались и часто нанимались не самые лучшие специалисты, то сейчас требования рынка повышают планку. Это ведет к тому, что в юридических фирмах будут работать яркие, очень умные консультанты.

- Получается, что сейчас юридические фирмы «затаились», новых специалистов никто не ищет, но и массового сокращения сотрудников не наблюдается?

– Люди не приходят, но уходят. Возникла закрытая на прием система. Единственное кого еще набирают фирмы это молодых юристов-стажеров. Тому, кто недавно стал старшим юристом, когда логичны и желательны дальнейшие изменения в карьере, оставаться в консалтинге довольно трудно. Возможностей стать партнерами сейчас крайне мало. Переход в другую юридическую фирму проблему не решает в силу того, что старшие юристы не востребованы. Возникает соответствующее напряжение. Понятно, что не каждый старший юрист становился партнером. Но сейчас оптимальным шагом является именно переход в корпорацию либо создание своей практики. Справедливости ради нужно сказать, что открытие практики, крайне сложный путь и успешных примеров пока очень немного. Например, недавно произошел второй стартап в области антимонопольного права (первым был Евгений Воеводин, покинувший «CMS» и открывший свое «Антимонопольное бюро»). На этот раз Игорь Паншенский сменил партнерство в «Dechert» на свою фирму «Antitrust Advisory».

- Мы говорим о мировом тренде или о локальном, характерном только для нашей страны?

– Наш рынок особенный, прежде всего тем, что существует относительно недавно. Кроме того не стоит забывать о масштабах – в Москве объем правовых услуг в десятки раз меньше, чем в Лондоне. На мой взгляд, интересным отличием является и то, что российский юридический бизнес – дело молодых. Как правило, молодые люди после окончания вузов шли в юрфирмы и к 30-35 годам уже становились старшими юристами и партнерами. Даже сложился определенный стереотип: если после 35 лет ты не стал партнером, то такая карьера коллегами воспринималась как неудача. У нас существует негласное правило, когда фирма избавится от специалиста, дошедшего до определенного уровня развития, но не ставшего партнером. А, например, британские паралигалы могут работать на своих позициях всю жизнь и не считать это неудачей.

 Сейчас в корпорации переходят яркие, успешные и молодые партнеры, а не заслуженные ветераны, отдавшие консалтингу не один десяток лет.

- Значит ли это, что компании приобретают, а консалтинг, наоборот, теряет опыт и экспертизу?

– Как говорит партнер White&Case Андрей Донцов, отпуская людей, обладающих «священными знаниями», знающих систему изнутри юридические фирмы «стреляют себе в ногу». Более того, мне известны случаи, когда после прихода выходца из консалтинга на пост руководителя юридического подразделения  в компании серьезно поменялся подход к работе с внешними консультантами, вплоть до полного отказа от их услуг.

Действительно, новые руководители юридических департаментов по-другому приобретают юридические услуги: они требовательны, расчетливы и бережливы, лишнего не заплатят. Так что время ненужных советов закончилось. Возможно, это идет на пользу рынку, он становится более конкурентным, заставляет юридические фирмы быть в тонусе.

- Несмотря на финансовую стабильность, которую гарантирует должность в юридическом подразделении компании можно ли говорить о том, что, в консалтинге партнеры все-таки могут зарабатывать больше?

– Зачастую партнеры зарабатывают не меньше, а то и больше. Хотя во многом это зависит от фирмы. Но здесь есть один принципиально  важный момент: в отличие от корпоративного юриста партнеры должны заработать эти деньги, принести их в фирму. Сейчас же таких возможностей становится меньше. И конечно, на позициях в компаниях больше предсказуемости.

Но стоит сказать и о том, что ситуация с бонусами корпоративных юристов в последнее время не совсем прозрачна. Общий тренд – это все-таки их сокращение. Как правило, юрист должен отработать на новой позиции определенное время и только после этого бонусный механизм включается в полную силу. Размер бонусов увеличивается пропорционально времени работы в компании, достигая максимальных значений при выходе на определенный уровень полномочий и доверия среди акционеров.

- Забирают ли с собой партнеры, уходящие в бизнес свои команды – юристов, помощников, ассистентов?

При переходе партнера фирмы в корпорацию, где, как правило, уже существует юридический департамент, необходимости привлечения своих юристов, и тем более ассистентов, не возникает. Случается, что новый руководитель впоследствии приглашает нескольких значимых для себя людей, но это встречается не так уж и часто.

Беседовал

Виталий Крец



Ссылка на оригинал: http://lawfirm.ru/article/index.php?id=11304